Click to order
Cart
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения». Обратите внимание, что, если ваш счёт открыт в отличной от рубля валюте, то платёж будет конвертирован в рубли. Конвертацию в этом случае проводит либо ваш банк, либо система оплаты.
Получить консультацию
Отправьте свой вопрос или укажите номер телефона и мы вам перезвоним:
Хочу получать полезные материалы от «Среды обучения»
* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
ДИЗАЙН / 24 октября
«Дизайнер должен постоянно учиться, уметь адаптироваться, быстро осваиваться в изменяющейся среде»
ЯША ФАЙБИСОВИЧ
Новый лидер Факультета дизайна Яша Файбисович рассказал нам о планах факультета, своем дизайнерском пути и о том, почему «пятерка» при оценке работы не так важна, как фидбэк
— Расскажи, как ты пришел в «Среду обучения», с чего начинал и почему решил остаться тут?
— В «Среде» я уже почти полтора года. Пришел как тьютор. У меня всегда был какой-то интерес именно к тьюторству, не преподаванию как таковому.
«Я люблю и могу разговаривать с людьми об их проектах: с одной стороны, критиковать, а с другой стороны, делать так, чтобы люди не расстраивались. В общем, мне нравится видеть, что мои советы работают»
Собственно, поэтому мне это всегда было интересно. Я учился в Британке. Там тьюторская программа — норма. И когда я уже был на последнем курсе, преподаватель просил меня иногда поговорить с другими студентами. Я планировал дальше там преподавать, но технически не сложилось. В общем, добился своего все равно, но уже тут. Почти год был в роли тьютора в «Среде». Где-то весной этого года написал курс (курс «Коллаборация», — Ред.), который мы провели вместе с Наташей.
— «Коллаборация»?
«Коллаборация», да. Он отлично прошел, дал много идей. Мы хотели написать еще несколько курсов, подтвердить успех, размножив сразу на все годы обучения. Но пока это делали, столкнулись с некоторыми трудностями: нынешняя программа немного не подходила к той концепции, которую мы придумали. И, собственно, я предложил чуть изменить программу, на что получил предложение стать лидером Факультета.
— То есть нас ждут изменения в учебной программе?
— Кардинальных изменений не будет. Тут просто были разные идеи. «Коллаборация» сработала в рамках того, что мы объединяли студентов в команды, но нельзя каждый курс сделать командным. Они должны быть и индивидуальными в том числе. И, собственно, предложение по изменению было в небольшой реформации структуры. То есть тут вопрос не плохой и не хороший, не старый и не новый. Тут вопрос просто в разных программах.
— А что по поводу дизайн-мышления, который у нас читается на последнем курсе? Ты говорил, что лучше начинать вообще с первых курсов его преподавать.
— Да, но тут вопрос самого предмета как такового, чтобы объяснить студентам, что такое дизайн-мышление, научить методикам и помогать продвинуться. Но, в общем, дизайн-мышление — это то, чему ты учишься постоянно. Это то, что постоянно присутствует в дизайне. Это не отдельное. Есть специализация, это не вопрос, но любой человек, который занимается дизайном, должен этим обладать. Я этому не учился как отдельному предмету. В общем, такое наживное. Я помню, когда только захотел стать дизайнером, мне было лет 16, я пошел на подготовительные курсы в Школу графического дизайна. Тогда давали задания, которые сейчас звучали бы просто мило, совершенно ничего сложного бы не вызывали. А в тот момент я не мог ничего придумать. Все идеи были плоскими, всё или не получалось, или было слишком глупо, или слишком наивно. И я помню, что через несколько лет научился, можно сказать, переваривать свои мысли, идеи, воспоминания, все что угодно в дизайнерские идеи, то есть где нужно у какой мысли что отрезать, где как склеить, голова этому учится.
Поэтому я считаю, что это должно объясняться с самого начала, потому что для дизайнера нет ничего важнее, чем научиться думать как дизайнер. А набрать знаний и навыков — наживное и идет все параллельно.
«Главное, если у тебя в голове есть идея того, что ты хочешь сделать, то научиться, как сделать, или узнать, что для этого нужно, уже не будет проблемой. Просто надо иметь цель»
НА ЗАМЕТКУ: СТАТЬИ О КРЕАТИВНОМ И ДИЗАЙН-МЫШЛЕНИИ
— Ты говоришь, что с 16 лет начал интересоваться графическим дизайном. Не каждый в таком возрасте уже понимает, чем он будет заниматься в жизни, а ты, получается, выбрал и продолжаешь двигаться в этом направлении. Сколько уже пройдено?
— Тут семейное. Родители оба закончили архитектурный институт. Отец был архитектором — стал художником. Бэкграунд всегда был, вокруг творческие люди. У меня была какая-то установка, наверное, что я тоже в творческую профессию пойду. Начинал как графический дизайнер. Учился в ВАШГД (Высшая академическая школа графического дизайна, — Ред.), потом ушел. Хотел пойти в Британку, но были свои обстоятельства, поэтому поступил в МАРХИ, где понял, что если касаться какой-то композиции, именно дизайнерских вещей, мне жутко нравилось, а архитектура и технические моменты мне не то что не давались, а просто угнетали, не мое. И я ушел. После этого все-таки появилась возможность поступить в Британку. И, возвращаясь к теме дизайн-мышления, скажу, что был рад спустя какое-то время, что не пошел туда сразу, потому что не факт, что потянул бы. МАРХИ дал базу композиционную, глаза развил, вкус.
— Ты работал параллельно, были проекты?
— Да. Я проходил несколько стажировок как графический дизайнер, как раз перед МАРХИ и после. За три месяца стажировки я получил больше опыта, чем за все предыдущее время. Дальше я поступил в Британку. Собирался стать графическим дизайнером, но на первом году обучения, где общая подготовка, понял, что мне становится интересно работать в направлении промышленного дизайна.
«Для меня всегда было ценнее решить задачу, и дизайн это вполне позволял. А что может быть задачливее, чем промышленный дизайн, где тебе законы физики еще мешают что-либо сделать?»
Но когда я окончил, начал понимать, что и промышленный дизайн не мое. Не вижу я себя через пять лет прорабатывающим какие-то отдельные детали. Я понял, что хочется как-то более концептуально на это смотреть. Параллельно учебе брал в работу проекты по графическому дизайну и как-то незаметно в нем развивался; в итоге решил попробовать найти что-то там.
Я уже понимал, что у меня есть опыт и знания в разных сферах. Последний мой такой важный опыт — работа в «Московском транспорте», где я занимаюсь навигацией: метро, автобусные остановки, пешеходные стелы. Работаю с позиции решения каких-то отдельных задач и комплексных, создания гайдлайнов. Это не графический дизайн. Понятное дело, это и не промышленный дизайн. Это такой UX уже немножечко, что-то сложное и новое, интересное. Занимаясь этим, я и попал в «Среду».
— Начало учебного года. Ты сейчас будешь плотно общаться со студентами, полностью вступишь в права лидера Факультета. Как это видишь?
— Это все жутко интересно — работа лидера в «Среде», — но при этом совершенно что-то новое. У меня всегда была предрасположенность к менеджменту. Грубо говоря, я любил выстраивать какие-то процессы, это было полезно, удобно, в том числе и в работе, но сейчас это совершенно другой опыт для меня, потому что в «Среде» я не работаю как дизайнер. Это общение, это написание писем, текстов. Другой вообще формат мышления, работы, и я к нему привыкаю. Сейчас у меня очень много задач, которые я должен решить, и меня это заряжает, мне интересно, и я хочу двигаться и развиваться в этом направлении.
— Расскажи подробнее о «Коллаборации». Это очень интересный проект. Как появилась идея создания этого курса? В чем его особенность?
— Мне предложили преподавать «Проектирование». Не совсем было понятно, что подразумевалось под словом «проектирование». После встречи с Максимом Десятых — на тот момент он был лидером Факультета дизайна — пришли к тому, что проектирование — это именно ведение процесса, ведение создания проекта. Я подумал, что можно сделать это в командном виде, потому что хотел, чтобы как можно больше общения было на курсе, не лекцию как таковую, а именно контактировать с людьми, обсуждать то, что они делают. Поэтому появился командный формат, чтобы было время уделить внимание каждому проекту, который делает группа, а не каждый студент по отдельности. По сути, курс — это проект, темы, по которым надо производить работу: делать презентации, готовить материалы, проводить исследования. А мы со студентами на всех этапах обсуждаем, как им кажется, куда они хотят идти дальше. В общем, тьюторство в формате проекта. И эффект был очень сильный, и нам это понравилось. Это получилось живо и комфортно.
— Знаю, что вы ввели новую систему оценок на этом курсе.
— Да. Мы поняли, что если просто поставить человеку «пятерку», то он не поймет. Дизайн — вещь сложная, одного правильного ответа никогда не бывает.
«В дизайне, как и везде при обучении, должна быть оценка, чтобы быть в рамках системы успеваемости, но в дизайне нет ничего важнее, чем так называемый фидбэк — получение обратной связи от преподавателя, от другого дизайнера, даже от коллеги-студента»
То есть узнавать мнение, принимать критику и дальше ее осмыслять — это самое важное, чтобы развиваться и становиться дизайнером, с моей точки зрения. Студенты получали от нас фидбэк на каждом занятии плюс письменный после финальной презентации, подводящий итоги трех месяцев работы, где мы подчеркивали сильные и слабые стороны и советовали на будущее. Но кроме этого, мы решили, что все-таки отметка тоже должна быть. Хоть и была академическая оценка, мы ввели свою внутреннюю систему оценок на тот момент.
Например, у нескольких команд пятерки. Если убрать фоновые процессы, это просто пятерки, но мы им дали 12 критериев. За некоторые из них у команд были пятерки, а за некоторые были и тройки. При этом итоговая была пятерка. Благодаря этому они могли увидеть, что эта их оценка получилась потому, что у одних очень сильные исследования, очень сильная работа именно с данными и подготовка к проекту очень мощная, но слабее дизайн. У других потрясающий дизайн, но при этом он взят из головы, они не обосновали его. У кого-то командная работа не сложилась, у кого-то она была очень сильная. И каждый из них мог увидеть в этих критериях то, на что им следует делать упор в будущем, и то, что у них в порядке сейчас. То есть, грубо говоря, набор оценок, который сам по себе тоже тебе что-то объясняет, а не просто говорит, «хорошо», «плохо» или «удовлетворительно».
— А как ты думаешь, эту систему можно ввести еще на каких-то курсах?
— Гипотетически — да. Эта идея заинтересовала. Мы ее обсуждаем, но в общем это, наверное, полезно. Да, должна быть итоговая оценка, но кто нам мешает сделать так, чтобы студенты получали чуть больше вообще понимания именно того, что они сделали, не итогового результата, но его процесса? Возможно, для разных курсов это немножко разные критерии, возможно, это развивающийся набор критериев с ходом программы и сложностью обучения. Там много разных вариантов. И раз у меня теперь есть возможность как-то в этом участвовать, почему не попытаться?
— Скажи, а планируешь ли изменения в учебном плане? Ты же как лидер Факультета имеешь на него влияние?
— Потенциально да, но в данный момент я его не трогаю серьезно, потому как пока знакомлюсь с ситуацией по нему, смотрю по сторонам. Конечно, есть в планах что-то менять, просто потому, что индустрия развивается. Соответственно, нужно развивать и программу, чуть-чуть ее апгрейдить, добавлять новые курсы, которых не было раньше, а возможно, и нигде, потому что появляются новые специальности в разных направлениях, будь то графический дизайн, иллюстрация, диджитал. Под это нужно подстраиваться. Появляются новые техники, технологии. Это все надо стараться учитывать и стараться, грубо говоря, держать руку на пульсе.
НА ЗАМЕТКУ: НАПРАВЛЕНИЯ НА ФАКУЛЬТЕТЕ ДИЗАЙНА
— Как ты думаешь, студенты, которые приходят в «Среду», — им нужны опыт, база, или они могут быть нулевые, после школы?
— Все индивидуально. Если говорить о тьюторской программе, то я считаю, что это не имеет значения. Потому что студент приходит и получает тьютора, который помогает ему составить программу обучения. Так как студенты разные, у них разное понимание о дизайне, о своем месте в нем, или его отсутствие в том числе. Это не плохо и не хорошо. У каждого своя ситуация. Есть те, кто уже имеет уровень и дальше продвигается по нему еще чуть вперед, а есть, кто в самом низу и потом делает скачок на большую высоту.
«Задача тьютора — как раз помочь студенту найти свое место, а потом все зависит от него самого. Изначально тьютор разговаривает со студентом, смотрит, какие примерно у него интересы, и составляет программу, такой общий вектор направления задает на два года»
А после, в процессе обучения, общается со студентом, следит за его прогрессом и корректирует программу под него. Могу сказать, что на первом и последнем семестре программы самые простые, потому что в первом семестре это общая программа, как и везде, неважно, какой специальностью ты хочешь заниматься. А в конце это не одни и те же предметы, но если человек уже определил свое направление, то финальный план составить проще.
Самые сложные предметы — в середине, которые помогают сформировать специальность студента. И поэтому не может быть фиксированной программы. Можно придумать какие-то, грубо говоря, пакеты, что эти предметы подходят под определенное направление, а эти — под гибрид или универсальные, для тех, кто еще не понял. Так можно сделать, это вопрос подхода, но ничего в камне выбивать тут нельзя точно.
— Ты как лидер Факультета поставил уже какие-то цели, к которым планируешь идти? Какие планы на ближайший год?
— В общем, я и попал сюда именно потому, что составил план, то, что называется тестовым заданием. Я пришел с идеей, потом меня попросили расписать ее подробнее. В перспективе идеи довольно масштабные. При этом сейчас основная задача — это работа со «Средой», какая она есть сейчас, развивать ее и готовиться к этим изменениям. Это такой сложный, комплексный процесс, где нужно думать сразу о нескольких вещах. Тут нельзя забрасывать нынешнюю программу лишь из-за того, что я планирую что-то в ней менять. Это, во-первых, неправильно по отношению к студентам, а главное — это хорошая программа. Ее просто можно дальше развивать, готовя что-то новое, и думать, как делать этот переход наиболее эффективным, органичным, мягким.

Из ближайших планов — развивать тьюторскую программу, не менять ее как таковую, а вот то, о чем говорили ранее про готовые пакеты курсов, есть идея это ввести. Это не масштабные изменения. Это то, что можно сделать сейчас, можно сделать качественно, в общем, не тратя на это большое количество времени. И хотим попробовать. Еще хотим сформулировать понятие «тьютор» и представить, грубо говоря, новую итерацию, новую версию тьюторской программы. Тьюторская программа появилась не так давно. Сейчас идут ранние выпускники, и за это время какие-то вещи стали ясны, например, что тьютор — это понятие для многих очень размытое. В нашей школе тьютор — это именно наставник, человек, который помогает тебе, который указывает на твои, возможно, недостатки, предлагает решения, направления, но дальше ты решаешь сам. И, как выясняется, для кого-то это бессмысленно, кому-то это необходимо, для кого-то эффективно, для кого-то — нет.
— Скажи, кем, в твоем понимании, становится студент, закончивший «Среду обучения»?
— В идеальном мире человек, получивший образование, в данном случае в «Среде», должен быть подготовленным специалистом, который может пойти на работу, сесть и работать. В реальности, конечно же, есть всегда период адаптации. Например, человеку, который учился на врача, даже на хирурга, когда он попадет именно в полевые условия, в операционную, вначале будет тяжело, потому что одно дело — работать с учебными материалами, а другое дело — попасть в реальной жизни на операцию к живому человеку. Это намного сложнее и совершенно из другой оперы, но аналогия, в общем, подходит.
«Частая проблема, на мой взгляд, в образовании в том, что оно не готовит к реальной жизни»
Человек, закончив обучение, придя на работу, понимает, что ничего не знает, кроме теории. Поэтому задача «Среды» — много практики. Мы хотим постараться со временем ввести практику в так называемых полуполевых условиях.
— Там, где реальные проекты?
— Да. Вводить какие-то реальные проекты, а может, даже если не реальные, то учебные, именно как комплексные вещи, где люди получают не просто опыт практических навыков, а конкретно опыт работы дизайнером. Как мы делали на той же «Коллаборации», где студенты объединялись в команды, придумывали бренд из предоставленных им пар слов, а дальше прорабатывали его полное сопровождение. Условия были простые. Им нельзя придумать продукт, который невозможно воплотить, и им нельзя сделать что-то слишком простое. Грубо говоря, ты не можешь сказать, что мы сделаем сейчас шоколадку и она просто круче Snickers. Ты докажи, что она круче. То есть их задача — придумать проект, который одновременно был бы и новый, и необычный, и при этом реализуемый, чтобы они могли это сделать.

К чему я? К тому, что хороший дизайнер — тот, кто работает на компромиссе двух вещей: одновременно создает вещи реальные, живые, при этом они являются чем-то необычным, новым. Дизайнер должен стараться придумать что-то прорывное. И, собственно, вот в этом был смысл «Коллаборации». Теория важна, мышление и практические навыки тоже важны. Эти три кита вместе и позволяют быть полноценным дизайнером, который даст фору другим. В какую часть этого пойти — в теоретическую, в навыковскую или в мышление, — это уже каждый решает для себя сам.
— То есть получается, студент, закончивший «Среду», — это человек, который сразу готов к настоящей работе?
— У кого старт будет быстрее? Если все-таки оставаться в пределах реальности, то можно сказать, что идеал недостижим. Поэтому, например, в нашей системе оценок, о которой мы говорили раньше, не было десятки, потому что идеала не бывает. И это невозможно. Это просто такая установка. Девять — это очень тяжело, это почти идеально. Восемь — это хорошая оценка. И, соответственно, человек будет готов к тому, что что-то может пойти не так. Это еще один важный аспект, которому должен учиться каждый дизайнер.

Если дизайнер хочет развиваться и, закончив институт, быстро влиться в работу, чтобы не становиться для работодателя обузой и он не переживал, что взял свежего студента, то умение быстро привыкать к обстоятельствам важно. Поэтому проекты должны быть разные, курсы разные, чтобы каждый раз просто кидало из стороны в сторону и можно было найти во всем этом что-то, за что легче зацепиться, чтобы быстро выбрать. Дизайнер должен постоянно учиться, уметь адаптироваться, быстро осваиваться в новой среде. И сейчас это есть в «Среде», и хотим дальше развивать чуть ли не в отдельный проект — как учиться самому.

Беседовала Наталья Швензель
ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ?
ПОЛЕЗНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Хотите регулярно получать образовательные материалы «Среды обучения»? Подпишитесь на нашу рассылку! Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности